Воскресенье , 20 Август 2017
В Логах
Домой » Статьи » Блокада оккупированных территорий: что ещё, кроме пиара
Блокада оккупированных территорий: что ещё, кроме пиара

Блокада оккупированных территорий: что ещё, кроме пиара

Что везут по железной дороге, нужна ли блокада оккупированных территорий и в каком виде.

Несколько сотен заблокированных вагонов с углем, угроза работе пяти ТЭС и десятки миллионов гривень убытков — так в СБУ оценивают первые дни  блокады одной из железнодорожных веток, которая связывает подконтрольные Украине территории с оккупированными районами Донецкой и Луганской областей. Блокада началась 25 января на перегоне станций Светланово-Шипилово Луганской области, где ее участники разместили три деревянных ежа и объявили о начале бессрочной акции протеста.

Сообщает «НПН» со ссылкой на сайте «ЛІГА.net».

Протестующие называют свою акцию блокадой торговли с оккупантами. На своей странице в Facebook они сообщили, что изначально ориентировались на блокаду товаров через линию разграничения ради освобождения украинских пленных. Но позже, изучив масштабы торговли, пришли к выводу, что своими действиями могут остановить войну в принципе.

«Каждый день власть Украины получает миллионы прибыли на торговле с теми, кто обстреливает наши позиции и убивает наших воинов. Каждый день через линию разграничения проходят сотни товарняков и фур как в одну сторону, так и в другую. На конец 2016 года немногим больше чем за год СБУ выдала почти сто тысяч разрешений на оптовые поставки товаров разных категорий из Украины в так называемые ЛДНР, так и оттуда к нам… Циничным выглядит вопрос поставок Украиной в ОРДЛО запалов, шнуров, пороха, детонаторов, металлов, запчастей к автомобилям, локомотивов, станков и огромного количества других наименований товаров, которые напрямую повышают обороноспособность врага. И это еще не все. 47% от стоимости угля, который уголь закупает на оккупированных территориях, попадает в бюджет так называемых народных республик», — говорится в сообщении штаба.

«Я категорически не поддерживаю блокаду», — сказал бывший губернатор Луганской области, а теперь заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий Георгий Тука. По его словам, направление блокады затрагивает Счастьинскую ТЭС, которая обеспечивается антрацитом и является единственным источником электричества для Луганской области. «Зима на дворе, и шантажировать Луганскую область единственным источником электроэнергии — это вне моего понимания», — отметил он. Эту позицию поддерживает и губернатор Донецкой области Павел Жебривский: «Готовы ли мы сегодня отказаться от угля, готовы ли закупать где-то и по какой цене? Второй вопрос: готовы ли мы к тому, что если не будем закупать этот уголь, то шахтеры, которые сегодня на шахтах работают и зарегистрированы тут, платят налоги тут, они останутся без работы?»

«Чтобы перевести все ТЭЦ на угли (которые не будут покупать у оккупантов — ред),нужен 1 млрд грн. Это задекларированное состояние одного обычного украинского прокурора», — парировал экс командир батальона Донбасс Анатолий Виногродский.

В числе «зачинщиков» замечены народные депутаты Семен Семенченко, Павел Костенко, Тарас Пастух и Владимир Парасюк.

«Я не знаю, что должны делать депутаты с непонятно какими стволами… на спине на линии соприкосновения. Если они хотят воевать, пусть идут в боевые подразделения и воюют… Если хотят проверять, они должны это делать в установленном законом порядке», — сказал, комментируя ситуацию, глава СБУВасилий Грицак. По факту перекрытия железной дороги открытоуголовное производство по части 1 статьи 279 Уголовного кодекса (блокирование транспортных коммуникаций).

Что везут по железной дороге, нужна ли блокада оккупированных территорий и в каком виде — три мнения для ЛІГА.net.

6230bf06a6ae4dea45326c76e5d9a892Виталий Дейнега, волонтер фонда Повернись живим

— Давайте разберемся, в чем ценность блокады. У нас якобы есть политическое решение перекрыть потоки украинских продуктов на Донбасс, чтоб они попробовали Россию на вкус (а не только по телевизору), посмотрели на ее цены, протащились и, въезжая к нам, сравнили все это с украинскими ценами и качеством. Замысел неплохой и имеет право на жизнь, но, как всегда, подкачала реализация. Тем, кто боролся с контрабандой, не дали должных полномочий. Сначала были мобильные группы во главе с Георгием Тукой, затем они координировались сами по себе, ловили контрабандистов, нагибали — и все. Артемовский суд всех отпускал. Мобильные группы создавали движение, но больше виртуальное.

А дальше контрабанда расцвела, в нее вовлеклись даже военные, причем на уровне командиров. Вспомните убийство волонтера Эндрю, например. Дошло до того, что с сепарами местами начали уже не воевать, а общаться. И это очень плохо, это открывает огромное количество для их разведки и вербовки наших военных.

Вопрос контрабаса надо снять раз и навсегда. Реально ее перекрыть. Но сначала нужно на законодательном уровне решить, чем мы торгуем с ними, чем не торгуем, по каким процедурам. И дать юридический статус этим территориям. Сейчас де-юре это такая же часть Украины, как Киев. Вас же никто не может оштрафовать или посадить в тюрьму, если вы в Киев привезете палку колбасы, образно говоря? А к ним — нельзя. Если все урегулировать на законодательном уровне, то это будет совсем другая история. Но нужно реально привлекать СБУ к борьбе с контрабандой. У них информации более чем достаточно.

Проблема в том, что они часто сами вовлечены в эти процессы. Полгода назад глава СБУ  Грицак проводил встречу с волонтерами, час нам рассказывал, какие СБУ молодцы, сколько они шатунов ушатали. Я ему говорю: простите, ваша служба конкретно крышует контрабанду. И назвал ему позывной человека, который этим занимался. Он сделал круглые глаза, типа, ничего не понимаю. Через две недели того человека сняли. А еще через пару недель всех волонтеров убрали из мобильных групп. И, соответственно, у нас стало намного меньше информации о том, что сейчас происходит. То, что сотрудники СБУ в очереди стоят в эти мобильные группы — правда. Точно так же, как пограничники рвутся поработать в зону АТО.

«Борется» с контрабандой у нас целый ряд госорганов: в первую очередь СБУ, потом погранцы, фискалы, военная прокуратура и сами военные. По факту же все они в той или иной степени с этой контрабанды живут. Хотя у военных гораздо больше порядочности.

Так в чем же ценность блокады? Мне категорически неприятны абсолютно все персонажи, которые этим занимаются. Потому что, простите Лихолит (экс-глава штаба батальона Айдар — ред) сам занимался контрабандой, когда стоял в Счастье. Не поленитесь, обратитесь в военную службу правопорядка, они вам расскажут, сколько и каких уголовных цепей на нем висит. Поверьте, ограбление и отжим — самое мягкое. Семенченко и компания — ребята, которые полностью сожгли свой рейтинг и такой ценой пытаются пиариться. Соответственно, люди неправильные. Но идея сама по себе — хороша в том плане, что поднимает эту проблему. На самом деле, нам нужно не останавливать торговлю, а конкретно ее урегулировать. И если будут нарушения, то за них надо сажать.

Итак, сейчас блокируются поезда. Берем 2015 год — что наши волонтеры имели честь наблюдать своими глазами? Оттуда к нам едет уголь, — всем уже известно, что в Украине антрацит, который подходит для наших ТЭС, добывается только на оккупированной территории (можно его завезти, но он будет дороже). ТЭС дают немалый процент электроэнергии, и не только для зоны АТО. То есть этот уголь выезжает оттуда, с оккупированных территорий, и едет по всей Украине.

А теперь смотрите, что едет обратно. Лес, который можно использовать, в том числе, и для блиндажей боевиков. Не очень хорошо, да? Дальше: толстая проволока, с человеческий палец, мы лично видели. Для чего она используется? Не контролируем. И, наконец, руда. По крайней мере, полтора года назад Донецкий металлургический завод еще немного кашлял.

Проблема в том, что мы зависимы от этого угля. Если бы мы без него обходились, можно перекрывать железную дорогу полностью. Можем ли мы покупать уголь, не продавая им лес или руду? Какие там отношения, кому все это идет? Это интересный вопрос.

И еще один момент. У нас три железнодорожных заезда на оккупированную территорию: Волноваха, Верхнеторецкое и Станица. Эти товарищи заблокировали железку между Станицей и Счастьем, поставили что-то типа палатки посреди дороги. Ставит ли это под вопрос энергоснабжение в Украине? Нет. Во-первых, все ТЭС завозят уголь еще летом, формируют запас, и его хватит. Во-вторых, продолжают работать , два других железнодорожных переезда. Так что эта акция, кроме медийного шума, ничего не дает.

Самый большой минус, с моей точки зрения, — из-за одной перекрытой ж/д ветки никто наших заложников не освободит. Но было бы разумно, тем более что там есть народные депутаты, инициировать законодательные меры по борьбе с контрабасом. Хотя опять же, в силу названных фамилий мне кажется, что эти люди не сильно в этом заинтересованы.

415d6ca1756bbc119be707a92a10b93eАнатолий Свирид (Спартанец), защитник ДАП:

Мое субъективное мнение — сейчас не время. Если у ребят такое вдохновение, то в Авдеевке сейчас много работы. Мы столько раз видели этого Семена (Семенченко — ред): где он появляется, то там обязательно лажа. Только началась блокада — и тут же началась Авдеевка. Я считаю, что это ответ. Для чего это все? Увидим дальше.

К сожалению, процесс АТО настолько политизирован, что мы даже потери сделали статистикой. И те жертвы, которые приносят военные, людям просто по боку. Если только они не теряют своих знакомых и близких. Это кошмар.

Блокада должна быть полной и государственной. Пусть депутаты не бегают по кустам, а договариваются, собирают хотя бы 50 голосов, подают на Верховную Раду и принимают такое решение.

7e0d42d3a34978bc3c25d4a79309a469Геннадий Москаль, бывший губернатор Луганской области:

— Я всегда был и остаюсь сторонником жесткого подхода: или мы воюем, или мы торгуем. Но есть одна проблема — это Счастьинская ТЭС, принадлежащая ДТЭК (энергетический бизнес олигарха Рината Ахметоваред). Она работает только на антраците, а антрацит нужной марки добывается только на двух угольных шахтах ДТЭК — в Ровеньках и Свердловке. Оба эти города оккупированы.

В 2014 году Счастьинская ТЭС обеспечивала электроэнергией и подконтрольную украинской власти территорию, и оккупированную. Однако в тот период в результате обстрелов их территории часто оставались без света. Восстановить разрушенную энергосистему в Луганской области нашими силами было невозможно: боевики обстреливали, у нас гибли электрики, много раненых, и мы прекратили попытки. Зимой 2015 года оккупированные территории отсоединились от Счастьинской ТЭС, самостоятельно. И им Россия дала свет через Краснодон. Но еще при советской власти энергосети были разведены таким образом, что от краснодонской подстанции свет начал получать и Станично-Луганский район. В какой-то момент Плотницкий решил его выключить, света в Станице и окрестностях не было около месяца, мы организовали генераторы. А у нас порядка 90% воды шли на оккупированную территорию. Мы им просто перекрыли воду. Сразу же набежала куча посредников: верните. Я говорю: мы-то долго обойдемся генераторами, а вы без воды сколько? И они свет включили.

К чему все это? Никакого другого источника энергии, кроме Счастьинской ТЭС, которая работает на антраците, у подконтрольной Украине территории Луганской области нет. А вот оккупированным территориям — все равно, им свет дает Россия через Краснодон. И это единственный момент, в котором я против блокады. Все остальное — не проблема.

Я точно знаю, что туда в основном ввозят грузы для Алчевского металлургического комбината и на Алчевский коксохим. А они сегодня в собственности одного из российских банков. При мне все административные границы были закрыты полностью, железную дорогу постоянно подрывали. Все было закрыто. Это уже потом началось восстановление какой-то торговли на границе, какие-то рынки появились и так далее. Что туда сейчас ввозят, что оттуда вывозят, какие произошли — я не знаю. Что там нашли протестующие и какова их конечная цель — тоже. Мне не до этого, у меня и в Закарпатье проблем по горло.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*