Пятница , 18 Август 2017
В Логах
Домой » Новости » Военный эксперт: о «смертоносных погремушках» в руках «новоросских бибизянок»
Военный эксперт: о «смертоносных погремушках» в руках «новоросских бибизянок»

Военный эксперт: о «смертоносных погремушках» в руках «новоросских бибизянок»

Военный аналитик, эксперт «Информационного сопротивления» Константин Машовец (на фото), рассказал сегодня, 2 апреля, о противовоздушной обороне, которая, по его данным, имеется на территория ДНР и ЛНР.

Вот что пишет Машовец на своей странице в «Фейсбуке»:
«В ходе вооружённого конфликта на Донбассе формирования вато-войска обзавелись, при помощи своих щедрых спонсоров из сопредельной «великой и ужасной» России, целым рядом весьма смертоносных погремушек. Причём, это касается всего спектра вооружений и боевой техники, так или иначе применяемой в современном общевойсковом бою. За исключением, наверное, авиации. Тут вам и артиллерийские системы, бронетехника, вооружение для «малой войны», станции радиотехнической разведки, оборудование для РЭБ, противотанковые средства, стрелковое вооружение и ещё целый ряд весьма полезных и нужных в хозяйстве вещей.
Среди прочего, весьма обильно и щедро новоросских бибизянок наши «российские друзья» снабдили средствами ПВО. Причём спектр этого специфического вооружения, которое УЖЕ оказалось в не слишком умелых ручёнках вато-ополченцев, довольно богат и поражает воображение своим разнообразием. Напомним, в арсенале нынешнего «ополчения», которое настойчивыми стараниями «российских специалистов» довольно интенсивно превращается нынче в регулярную Армию, на разных этапах конфликта были отмечены:
— ПЗРК разнообразных типов и видов (от «Стрела-2М» и «Стрела-3» до «Игла-1», «Игла-С» и «Верба»).
— значительное насыщение непосредственно боевых порядков боевиков мобильными зенитными установками (типа ЗУ-23-2 и т.п.)
— самоходные зенитные ракетные и зенитные ракетно-пушечные комплексы ( ЗРК «Стрела-10М», «Лучник-Э», «Тор-М1», «Тор-М2», «Панцирь -1С»)
— более мощные войсковые средства ПВО (ЗРК «БУК – М1», по некоторым неподтверждённым данным отмечался и ЗРК С-300В1)
— соответствующие средства обнаружения и наведения огневых средств, как входящие непосредственно в состав комплексов, так и предназначенные для системного боевого управления подразделениями ПВО на более высоком (внешнем) уровне. Например, начиная с унифицированного батарейного командного пункта типа 9С737 «Ранжир», радиолокационных станций разведки воздушного пространства типа 39Н6 «Каста 2Е2» и заканчивая КП ПВО района (участка)…
— соответствующие системы боевого и тылового обеспечения УЖЕ развёрнутых подразделений ПВО, включая подразделения специальной связи, ведения разведки воздушной обстановки и пункты технического обслуживания и ремонта боевой техники, пункты боепитания.
Сегодня можем с большой долей вероятности говорить о построение вато-командованием СИСТЕМЫ ПВО на оккупированных территориях, способной довольно эффективно бороться с тем набором средств воздушного нападения (СВН), которым на сегодняшний день располагают Вооружённые Силы Украины. По самым осторожным оценкам нашей группы «ИС», общее количество средств ПВО, которыми располагают на данном этапе «недоросские» формирования достигает цифры в 62-65 единиц самоходных огневых и пусковых установок в комплекте с соответствующими пунктами управления (ПУ), средствами обнаружения и наведения, а так же обеспечивающей инфраструктуры…
Более того, ватомэны достаточно активно совершенствуют эту систему, наращивая как боевую выучку своих «оплаченцев», задействованных в осуществлении ПВО, так и уровень технической готовности соответствующей боевой техники…
В этой связи у многих специалистов возникают определённые вопросы. От кого и что прикрывает эта СИСТЕМА, если предполагается исключительно мирное разрешение конфликта, а боевую авиацию предполагается вообще оставить на приколе, согласно всяческим «протоколам Менских подлецоФФ»?
О грядущем наступлении и активизации противника обычно принято судить по количеству тяжёлого ударного вооружения, которое он концентрирует на том или ином участке (направлении). Прежде всего, это бронетехника (танки), тяжёлая артиллерия (прежде всего, высокомобильная, то есть самоходная), штурмовые подразделения (части) типа ВДВ. Кроме того, ещё одним признаком того, что противник собирается во вполне обозримом будущем перейти к активным наступательным действиям есть резкое наращивание им разведывательной деятельности на том или ином направлении, участке.
А вот о чём говорит достаточно мощная группировка ПВО сосредоточенная в районе боевых действий, где НЕ предполагается активное применение СВН? Более того, зачем противнику наращивать группировку ПВО, если он изначально имеет весьма значительное преимущество в воздухе и прежде всего по количественным и качественным показателям своей боевой авиации (что бы в этом убедиться достаточно даже «поверхностно» сравнить боевой потенциал российской и украинской боевой авиации, такая оценка явно будет не в пользу украинской стороны).
Казалось бы – противовоздушная оборона и её системы вооружения носят исключительно оборонительный характер, а их «участие» в каких-то активных наступательных действиях предполагается лишь в качестве непосредственного прикрытия ведущих бой частей и подразделений. И наоборот, если вы намерены оборонятся, то вы в череде прочих первоочередных мероприятий позаботитесь о построении прочной и надёжной ПВО. Логичнее было бы увидеть аналогичные действия в первую очередь со стороны ВСУ, нежели разнообразных вато-витязей. То есть, таким образом, наблюдая весьма интенсивное совершенствование СИСТЕМЫ ПВО ватных недореспублик можно вполне предположить, что на сегодняшний день они настроены на преимущественно оборонительные действия…
Однако, в этом вопросе не стоит торопиться с окончательными выводами. Дело вот в чём. Среди прочих задач, решаемых системой ПВО на том или ином ТВД есть одна, которая на первый взгляд выглядит рутинной, но тем ни менее, является весьма красноречивым «маркером» для оценки и анализа дальнейших намерений противника. Я имею ввиду прикрытие с воздуха мероприятий по сосредоточению, перегруппировки и развёртыванию частей и подразделений наземных войск…
И это прежде всего касается той разновидности ПВО, которая называется войсковой. То есть той, которая «привязана» непосредственно к действиям войск, а не является «общей» ПВО территориального или объектового характера. Конечно, в общем смысле организации ПВО обе части единой СИСТЕМЫ всегда взаимодействуют и «помогают» решать задачи своим «соседям». Но тем ни менее, каждая из них имеет свою специализацию и нацеленность на решение своих специфических задач в общей структуре ПВО.
Непосредственное прикрытие войск является прямой и первоочередной задачей именно войсковой ПВО, которая «сконструирована» и вооружена соответствующими системами вооружение именно для решения такого рода задач. И именно таковой на сегодняшний день является выстроенная боевиками при помощи своих российских «друзей» система ПВО на Донбассе. Она нацелена в первую очередь именно на прикрытие их вооружённых формирований, а не на «защиту» территории, невоенных объектов или населённых пунктов на оккупированных территориях.
Эти две разновидности ПВО весьма существенно отличаются одна от другой не только сутью своих решаемых задач, но и составом, структурой технического оснащения и боевого управления. Наличие в ныне развёрнутой СИСТЕМЕ ПВО вато-боевиков значительного числа, прежде всего, мобильных систем войскового предназначения (ближнего и среднего радиуса действия) как раз и говорит о том, что эта система носит, прежде всего, войсковой характер.
И действительно, для того, что бы организовать ПВО «общего» характера в данном районе вато-командЁрам вовсе не обязательно было таскать на Донбасс все эти Панцыри, Стрелы в купе с Торами и Буками. Достаточно было завести полк (ну пускай бригаду, что бы было понадёжней) «стареньких» ЗРС С-300 (разных модификаций, включая войсковую — «Гладиатор»), или если уж совсем «страшно», мощных ЗРС С-400 «Триумф» что бы полностью «закрыть вопрос» ПВО. Можно было бы подобрать что-нибудь «универсальное» типа самоходного ЗРК «БУК-1М» (что в принципе сначала и было сделано, но в связи с историей с «Боингом» — заглохло).
Нет, вместо этого вата решила натаскать сюда кучу всяких мелких средств ПВО, увязав их действия непосредственно с прыжками и ужимками подразделений своих вооружённых до зубов колорадо-инсургентов, как-то «забыв» при этом о необходимости прикрыть с воздуха более надёжно и гарантировано от ударов «злобных и коварных укро-карателей» мирное население, объекты экономической инфраструктуры, политико-административные центры обоих недореспублик.
А увязав эту нынешнюю «особенность» системы вато-ПВО с последними перегруппировками вато-войска и отчётливым формированием как минимум трёх ударных тактических групп недоросского войска становится очевидным, что ни о каких «оборонительных» действиях, ставка ватопитеков даже и не помышляет…
Таким образом, резюмируя, хотелось бы заметить, что в ходе оценки и анализа дальнейших намерений противника всегда следует учитывать малейшие нюансы и особенности, даже «оттенки» тех или иных его действий. Попытка «общей» оценки (и соответственно, формирование на её основе исключительно «общих» выводов), в конечном итоге может стать, мягко говоря, несколько неточной…»

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован.Необходимы поля отмечены *

*